14:54 

Увидеть Париж и...умереть. Часть I

All we are is dust in the wind. Stardust
05.08.2009 в 23:23
Пишет Lucrezia di Borgia:

Увидеть Париж и...умереть. Часть I
Не помню - когда это было...Думаю, где-то в годах 70-х, еще перед тем, как мне пойти в школу. Полутемное кино, фонтан и волшебное слово " Париж ", которое я впервые услышала от сидящего рядом отца. С тех пор этот город вошел в мою жизнь. Тогда, пятилетним ребенком, я влюбилась в него безаговорочно и навсегда.
"...Если бы я излагал здесь теорию любви, то сначала дал бы определение любви, а затем – определение Парижа, но для этого пришлось бы написать множество никому не нужных томов. Ведь любовь не поддается определению, и наверное, самое лучшее, что сказано о ней: "любовь – это всего лишь непреодолимая симпатия".
Поэтом или купцом рождаются, оратором или кулинаром – становятся. Мы вправе спросить себя: а не родились ли мы парижанами (под "парижанами" я подразумеваю всех, кто влюблен в Париж). Иными словами, вызвана ли эта любовь нашим темпераментом или полученным воспитанием? "Праздный вопрос, – возможно, скажете вы, – на него нельзя ответить". Что ж, тогда нам лучше разойтись, ибо ясно, что вы не любите и никогда не полюбите Париж. Я же утверждаю, что парижанином рождаются так же, как рождаются провансальцем или гражданином мира. Урожденный парижанин – это тот, кто сочетает в себе живой инстинкт общительности с интересом к современной жизни и ее коллективным проявлениям, кого волнует прошлое и его величественные руины, и вообще – кто интересуется жизнью общества. Согласитесь, что именно эти черты присущи французам или иностранцам, которым небезразличны общественные, интеллектуальные и художественные судьбы французской нации.
Этим и только этим объясняется то, что Париж появился не где-нибудь, а именно во Франции..." Так писал в своей книге "Старый и новый Париж" Андре Билли еще в 1909 году.
Париж – мечта, Париж – сказка, Париж – музей. В Париже достаточно побывать один раз, чтобы испытывать по этому городу ностальгию всю оставшуюся жизнь.
Париж наравне с Венецией, всегда притягивал влюбленных, как магнит. Как выразился однажды Вуди Ален: "Если вы не целовались в дождливый день в Париже, значит вы не целовались вообще." Париж – это место, где можно получить самые острые ощущения!
Вот столько слов, столько эмоций, а мне никак не удавалось туда поехать. Я объездила полмира, а обстоятельства складывались так, что Париж по-прежнему оставался для меня лишь "городом мечты".
Париж у каждого свой. В зависимости от ситуации - карманный, плакатный, передаваемый словами (или нет), - но живой. Мой Париж нарисовался из книг, мемуаров, картин импрессионистов. Мой Париж - это и Мопассан, И Дягилевские сезоны, и конечно же Французская революция. И потому, когда я впервые попала в него в возрасте тридцати "с гаком " лет, единственное ощущение новизны и полета я испытала при въезде в город. Первое, что я увидела из моих "знакомцев" - огромный силуэт Эйфелевой башни при подъезде к нашему отелю.Башня постоянно окружала меня в этой поездке: может потому что мы жили в пятидесяти метрах от нее, но проходя мимо, не забывали ее сфотографировать в любых ракурсах:

Или светящаяся Башня, которую мы сфотографировали вечером 13 июля, накануне Дня независимости:

А так Башня сверкает каждые пять минут, начиная с десяти вечера и тем самым вызывает поистине "щенячий восторг" у публики:

А на следующий день было 14 июля...И этим все сказано!С праздником тебя, Франция! С праздником, самая парадоксальная и романтичная страна в мире. Чтобы описать всех твоих великих сынов и дочерей - художников, писателей, актеров и музыкантов, не хватит полос многих газет. А свойственные тебе противоречия не поместятся, наверное, и в годовой подшивке.
14 июля, в День независимости Франции, в День взятия Бастилии, Париж был праздничен и элегантен. Он снисходительно наблюдал за толпами туристов, стремящихся сюда со всего мира для того, чтобы увидеть застывшие в кружеве серого камня здания. И, может быть, торжествовал, злорадно припоминая, как уносились из Парижа в Версаль кареты с королями и их фаворитками. А целующейся в переулках Монмартра или же в Люксембургском саду молодежи было ровным счетом наплевать на то, что на всех мало-мальских просторных площадях, встреченных ими по дороге, когда-то высились гильотины, что на булыжники тротуаров рекой лилась кровь...Мы тоже оказались участниками этого праздника жизни. С утра буквально все улицы, находящиеся рядом с нашим отелем, оказались перегороженными, и мы пробирались через кардон полицейских, показывая пропуск отеля )). Но я была бы не я, если бы не пробралась к Елисейским полям и Триумфальной арке. Правда, когда парад уже был закончен. Вот что осталось после праздненства:

Неубранные трибуны:

А дальше наша дорога шла к площади Согласия...
Пожалуй, мало найдется королей, кто остался в истории под именем "Любимец". Людовика XV-го величали именно так. Конечно, во время его правления не все было гладко, но тем не менее, при нем прекратился голод, быстро развивались промышленность и экономика. Именно купцы и парижские старейшины решили сделать подарок королю, который медленно выздоравливал после тяжкой болезни, - создать конную статую монарха. Для статуи требовалось соответствующее обрамление, таковым и должна была стать площадь имени Людовика XV-го.

К этому времени в Париже уже существовали две совершенно разные, но каждая по-своему элегантная и изысканная, площади - Вогезов и Вандомская. Местом для новой жемчужины архитектуры, а в том, что она таковой станет, никто не сомневался, - выбрали пустырь, вернее, огороды, окруженные рвами, между садом Тюильри и Елисейскими полями. Так создавался единый архитектурный ансамбль. Проект не был заказан какому-то одному архитектору, вместо этого объявили конкурс, в котором приняли участие самые именитые зодчие, в том числе Сервандони, Суффло и Габриель. Победу одержал проект Жак-Анжа Габриеля.
Оригинальность его проекта заключалась в том, что площадь была полностью открыта, и только в северной ее части стояли два великолепных дворца. Прототипом фасада для них послужила луврская колоннада Перро. По своей элегантности колоннада Габриэля превзошла оригинал. Два дворца предназначались для размещения официальных гостей королевства, но по своему назначению никогда не использовались. Со временем один из них был продан герцогу Крийону и оставался во владении семьи до 1904 года, в 1909 во дворце была открыта самая фешенебельная и по сей день гостиница Парижа "Крийон".
Во втором дворце сначала располагался королевской склад мебели. Под мебелью короли подразумевали картины Рафаэля, доспехи, украшенные драгоценными камнями, ковры из галерей Лувра и даже алмазы. Небольшую часть занимала квартира Марии-Антуанетты, где она останавливалась, бывая в Париже. С 1792 года в здании разместилось морское министерство, сюда на работу устроился молодой чиновник Ги де Мопассан. Нравы его коллег послужили основой творчества писателя.
В 1763 году состоялось торжественное открытие: площадь получилась в плане восьмиугольной, рвы, которые засадили цветами и травой, застройке не подверглись, к ним спускались лестницы, а остальную часть окружала балюстрада, сохранившаяся по сей день. В самом центре была установлена статуя короля работы скульптора Бушардона, которую мастер не успел завершить, и Пигаль придал ей окончательный вид. В своем первозданном великолепии площадь просуществовала 30 лет.

Еще во времена монархии на площади произошла трагедия. 1770 год. Свадьба будущего Людовика XVI и австрийской принцессы Марии-Антуанетты. На площади устраивают праздничный фейерверк, народ собрался для гуляний, и вдруг одна из петард попадает прямо в толпу, начинается пожар, люди, пытаясь спастись, бегут с площади, слабые падают, их затаптывают… В итоге свадьба обернулась трагедией.

Может быть, это событие повлияло на то, что площадь Людовика XV, ставшая после 1789 года площадью Революции, превратилась в самое кровавое место Парижа. Статуя короля была уничтожена, а на площади появилась королева террора - гильотина. Первыми жертвами ее оказались два грабителя, им удалось обчистить тот самый склад, который находился в здании сегодняшнего морского министерства. За два года, что гильотина простояла на площади Революции, ее жертвами стали Людовик XVI, Мария-Антуанетта, Дантон, Шарлотта Корде, Робеспьер и еще более тысячи менее именитых граждан. Казни на площади настолько вошли в повседневную жизнь, что неподалеку от лобного места какой-то придприимчивый господин открыл кафе "У гильотины", оно всегда было переполнено посетителями.
В 1795 году гильотину убрали, площадь в очередной раз переименовали, теперь она стала называться площадью Согласия. По предложению художника Давида это место заняли статуи "Укротители коней", более известные как "Кони Марли", созданные в 1745 году для украшения дворца Людовика XIV в парижском пригороде Марли. В XIX веке оригинал был переведен в Лувр. Сегодня копия этой скульптурной группы украшает въезд на Елисейские поля.
Самые большие изменения площадь пережила в годы правления Луи-Филиппа. С архитектурной точки зрения подобную площадь должна обязательно украшать статуя, эту проблему обсуждала вся страна. Одни предлагали восстановить статую Людовика XV, другие хотели установить памятник Людовику XVI, чтобы никого не обидеть и не накалять и без того сложную политическую ситуацию. Луи-Филипп решил установить на площади обелиск, подаренный вице-королем Египта Мухаммедом Али. 25 октября 1836 году обелиск высотой в 23 метра и весом 220 тонн не без труда был воздвигнут в центре площади.

Самое интересное, что при подходе к отелю мы поняли, что праздненства переместились в район Эйфелевой башни, и мы снова оказались в полицейском, но еще более плотном кардоне. Здесь я на набережной Сены со смурным выражением лица. Да, жара и усталость сделали свое дело:

И здесь, на втором этаже туристического автобуса (кстати, очень удобная вещь):

И еще, в заключение этого дна...Если вам когда-нибудь удастся побывать в Париже в это время, не пропустите фейерверк!! Не пожалейте времени. Очень важно быть в самом месте салюта (Трокадеро), потому что со стороны - это совсем не то...Мне повезло, потому что наш отель как раз и был в этом районе.
Я не могу подобрать слов, чтобы описать... На черном небе под французский шансон вспыхивали огни... Это не было соревнованием на самую крутую пиротехнику, а необыкновенное шоу со вкусом (музыка и цветовая гамма менялись от одного фрагмента к другому): Вальсирующий фейерверк Амели, стремительный Джеймс Бонд, полный экстаза и любви - под музыку Пиаф (ее песню Mon Dieu) и дуэт влюбленных "Tonight" из "Westside story".

Продолжение следует...
URL записи

@темы: Париж, Заметки, Фото

Комментарии
2009-08-06 в 19:18 

Space Of Grace
Эта одна из самых гениальных статей, что я читала за последнее время

2009-08-06 в 19:19 

Space Of Grace
Эта одна из самых гениальных статей, что я читала за последнее время

2009-08-06 в 19:19 

Space Of Grace
Эта одна из самых гениальных статей, что я читала за последнее время

2009-08-06 в 19:19 

Space Of Grace
Эта одна из самых гениальных статей, что я читала за последнее время

2009-08-07 в 08:32 

Plenilune
Спасибо за это удивительное маленькое путешествие!

2009-08-11 в 03:29 

La France
Читал захлебом.
Спасибо :)

URL
   

У каждого человека две родины: одна своя, другая - Франция

главная